Vera (voljena) wrote,
Vera
voljena

Categories:

Олег Видов, Oleg Vidov... Браво, легендо!

Шестнадцатого мая 2017 года многие сербские газеты посвятили свои страницы скончавшемуся накануне Олегу Видову. "Сербия в слезах! Ушёл актёр, которого мы обожали!" - вот такие заголовки, ни больше, ни меньше.

Откуда ж у сербов такая "советская грусть" по Олегу Видову? Не будем лукавить: у себя на родине он вряд ли вспоминается сегодня с такой же неподдельной любовью. Секс-символ шестидесятых-семидесятых годов стёрся из памяти большинства, да ещё в последние годы своей жизни стал ассоциироваться с чередой "мультяшных" скандалов.

Но вернёмся в Югославию второй половины прошлого столетия.


Впервые на местных экранах Олег Видов появился в 1968 году, сыграв главную роль в картине "Есть любовь, нет любви" ("Има љубави, нема љубави”). Тогда же вышел ещё один фильм с его участием - "Причину смерти не упоминать" („Узрок смрти не помињати” ) , где он предстал в образе фашистского офицера, производившего на югославских зрителей примерно то же впечатление, что и "наш" Штирлиц. Нет, немецкий полковник был ролью сугубо отрицательной, но талант, красота и стать актёра были столь очевидны, что "просто ненавидеть" созданный им образ было невозможно. И на съёмочной площадке, и после премьеры Олег Борисович раздал не меньше автографов, чем его именитые партнёры - Велимир Бата Живоинович, Оливера Катарина И Павле Вуисич.

Но настоящий взрыв обожания произошёл несколько позже. В 1969-м вышел самый кассовый и самый звёздный проект югославского кино, навеки вписанный в историю мирового кинематографа, - "Битва на Неретве" („Битка на Неретви”). Комиссар Никола, сыгранный Видовым, полюбился зрителю особенно, даже несколько затмив персонажей Юла Бриннера, Франко Неро, Орсона Уэллса, Сергея Бондарчука и других мега-звёзд того времени. Не остался равнодушен к советскому "глумцу" и сам товарищ Тито, что не могли не отметить многочисленные журналисты, присутствовавшие при встречах маршала с киногруппой.

Тогда карьера Олега Борисовича в СФРЮ только начиналась. В конце шестидесятых и в семидесятые годы он вообще довольно много снимался и в СССР, часто принимая участие в международных проектах. Это было время "Ватерлоо" и "Могилы льва", "Джентельменов удачи" и "Всадника без головы", ГДР-овской "Текумзе" и пронзительной советско-японской драмы "Москва, любовь моя". Но именно Югославия давала Олегу Видову возможность почувствовать себя свободным.

Годы успеха совпали с годами запретов. КГБ ревностно следило, чтобы актёр "не заигрался", поэтому мы никогда не увидим его в роли Есенина в американской драме "Исидора", не говоря уже о так и не подписанном с Дино ди Лаурентисом семилетнем договоре: по два фильма в год - в Италии и Голливуде...

Но в "земле Тито" слава Олега Видова набирала обороты. Судите сами:
1975 — главная роль Гавриила в фильме "Яд" ("Покоj, рци, jад"), рассказывающем о событиях далёкого XI века. Настоящая история выживания одной семьи: война с Византией, эпидемия оспы и ещё тридцать три несчастья.


1983 — Брауске, "Молодёжный оркестр" ("Оркестар jeднe младости"), роль фашиста ничуть не подпортила репутацию советского актёра среди местного населения. Он запомнился не меньше, чем отважные пожарники Кралева, вставшие на путь борьбы с врагом.

1985 – Русский, «Красный барак" ("Црвена барака"), роль заключённого в концлагерь узника, чьё имя история не сохранила — только национальность, стала одной из многих в ряду героических образов в карьере этого актёра.

1985 – Слободан , "В тюрьме" ("У затвору").

1985 – Иван, "Тайна чёрного дракона" ("The Secret of the Black Dragon", "Црни змаj"), это уже была работа в совместном кинопроекте Югославии, Нидерландов, ФРГ, Финляндии и США, который и сейчас достаточно интересно смотрится.

Чтобы Видов смог остаться в Югославии, балканские коллеги помогли ему заключить фиктивный брак с актрисой Верицей Йованович. Но, испугавшись, что Олег Борисович стал слишком уж независимым, сильные мира советского решили вернуть его в СССР. В 1985 году актёр получил недвусмысленное распоряжение: в течение 72 часов вернуться на родину. Понимая, что это приговор к своего рода пожизненному заключению, Олег Видов пошёл на отчаянный шаг. В одном из своих интервью он рассказывал:

"Мой приятель Мариан, актер из Словении, понял мою ситуацию. Мы с ним пошли в австрийское посольство, где мне поставили въездную визу. Но выездной-то визы из Югославии у меня не было! На границе с Австрией был ресторан. Мы с Марианом сидели в нем до 12-ти ночи, а потом сели в машину и поехали к пограничной будке. Югославские пограничники внутри помещения смотрели футбол. Орали, хохотали… Мариан посигналил, они крикнули нам в окно: "Давай!" - и открыли шлагбаум. Пограничник на австрийской границе посмотрел мой серпастый-молоткастый с въездной визой и сказал: "15 лет здесь работаю и первый раз вижу советский паспорт!" На следующее утро парень-чех перебегал границу. Его убили выстрелом в затылок. Он 10 метров пробежал и умер."

Получив в Австрии документы с правом проживания на год, Видов оформил гостевую визу в Италию. Там он познакомился с Джоан Борстен, корреспондентом газеты "Лос Анджелес Таймс", которая помогла "русскому Роберту Редфорду" переехать в США, а позднее вышла за него замуж.

После эмиграции за океан Олегу Видову было суждено принять участие ещё в двух югославских проектах: в 1987 году он сыграл князя Прозоровского в сериале "Вук Караджич", а через двадцать семь лет появился в совместном сербско-канадском фильме "Шесть дней темноты" ("6 Days Dark") , где  исполнил роль Сергея Николаевича.

Жизнь в Голливуде сложилась для актёра вполне удачно. Но это уже совсем другая история. Верные балканские поклонники по достоинству оценили его роли и в "Красной жаре",  и в "Бессмертных", но Олег Видов навсегда остался для них героическим комиссаром Николой. Его и оплакивали в 2017-м...



Фотографии пришли из мировой паутины.
Tags: Сербия, Югославия, история, кино
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal